Кажется, что так будет всегда…

1Борис Гребенщиков в клубе Jagger

«Древние говорили, что музыка создает пространство, в котором обитают наши души. В трактате “Весны и осени господина Люя”, написанном в четвертом веке до нашей эры, сказано приблизительно так: В царстве У была принята музыка в стиле Юй, и царство процветало сотни лет, в царстве же Чу начали слушать музыку Лю Чжоу, и царство мгновенно пришло в упадок.

Я хочу рассказать о той музыке, которой питается моя душа, о разной музыке, которая меняла мир и продолжает менять его и по сей день». БГ, май 2005

Всегда, когда приходишь на его концерты, невольно ждешь чуда. Что-то в стиле второго пришествия. И это уже аксиома. Согласитесь, забавная мотивация. Ничем неоправданное ожидание, тем не менее, каждый раз бывает подтверждено с блеском. Хотя, наверное, для многих, кто ходит посмотреть на БГ, скорее все же ходит его послушать.

Трудно объяснить, какое волшебство заключено в действии Аквариума, но оно происходит и захватывает с самого начала каждого в зале. Пронизывает насквозь теплом. И оставляет наедине, а послевкусие длится вечность.

Откуда берется эта неистовая Гребенщиковская манера? Вы сейчас должны улыбнуться на этом месте. Но я настаиваю… именно неистовая! Несущая в себе свет и энергию лучезарного, всепроникающего тепла. О чем бы он ни пел. Каждый раз смотрю, как зал ловит его улыбку. Сквозь темные очки, сквозь…

Несомненно, новый хит, который выучили уже все поклонники БГПраздник урожая во дворце труда, звучит один из первых. И все первые ряды беззвучно повторяют слова за своим “гуру”.

По новому осмысливаешь слова тогда, когда они сказаны учителем. Видимо и здесь работает тот же принцип. В этом есть какой-то сакральный смысл текстов БГ. Как передача знаний о мире, вибраций, звуков. Изначально иносказательны, но при этом несут глубокий смысл.

И вот Jager на вечер становится собранием учеников и учителя. Каждый из учеников ловит каждый его жест, каждый вдох.

Звучат песни новые и старые. Ожидаемые и не очень. Когда кто-то, не выдержав, вдруг кричит уже в конце: «Ну-ка мечи бокалы на стол”, БГ улыбается и советует обратиться в буфет. И зал понимающе взрывается аплодисментами. Туда же отправляется и Поезд в огне… Хотя эта песня наиболее часто исполняется БГ. И здесь это вновь происходит. И несется отражением от многих губ:

“А земля лежит в ржавчине,

церкви смешались с золой,

если мы хотим, чтобы было куда вернуться,

то время вернуться домой”.

Каждый раз, когда я слышу новость о том, что Аквариум и Гребенщиков больше не будут выступать, я вспоминаю эти концерты. Их необычайную внутреннюю наполненность. Людей стоящих тесно, впритык и самозабвенно повторяющих губами каждое слово… как будто каждый сам с собою ведет свой собственный диалог.

“А мы все молчим,

Мы все считаем и ждем;

А мы все поем о себе,

О чем же нам петь еще?

Но словно бы что-то не так,

Словно бы блеклы цвета,

Словно бы нам опять не хватает тебя,

Серебро Господа моего, Серебро Господа,

Разве я знаю слова, чтобы сказать о тебе?

Серебро Господа моего, Серебро Господа –

Выше слов, выше звезд, вровень с нашей тоской”…

На самом деле, рассказывать о творчестве Гребенщикова – это совершенно неблагодарное дело, поскольку здесь все давно понятно. И гастрольный график уже расписан на месяц вперед: Рязань, Тамбов, Пенза, Иерусалим…

И везде повторится одно и тоже… как “улица, фонарь, аптека”…

“Здравствуйте мои родные!” И это сказано как часть слов песни, или притчи. Это витает в воздухе. Это влечет и магнитит, и, кажется, что так будет всегда. И тот, кто однажды, вошел в этот храм, уже не уйдет из него никогда.

Светлана Карлова

Фото автора

 

 


Читайте также: