Стремительный взлёт Viva Las Vegas

Rbp0UG8Ne_w

Группа Viva Las Vegas ворвалась в петербургский рок стремительно и неожиданно. Не успев вступить в Петербургском рок-клубе, они тут же победили в фестивале Emergenza, и вот уже едут выступать в Париж. О дальнейших планах музыкантов, их взгляде на рок-музыку и о том, как всё начиналось, мы побеседовали с солистом Даниилом Маркиным и гитаристом Максимом Фомкиным.

– Расскажите, что такое группа Viva Las Vegas?

Даниил Маркин: это союз пяти непохожих друг на друга людей, которых объединяет одна цель – музыка, и они стараются максимально выложиться ради этой цели.

Максим Фомкин: а если без формальностей, то для нас самое главное – делать по-западному качественную музыку. Мы хотим выложиться по максимуму, но не коммерческим путём.

– Что значит «по-западному»?

Д.М.: наша цель – не зацикливаться на каком-то жанре. Да, мы с этого начинали, но уже отошли. Нет смысла подражать кому-то. Мы хотим совместить многие стили, начиная с 70-х, например, Led Zeppelin, и заканчивая современным форматом, как Nickelback. Мы хотим всё это сложить, потому что жанров музыки было много, и в каждом было что-то интересное. Но мы ни на кого не ориентируемся, просто стараемся почерпнуть эти интересные моменты. Стараемся делать разные песни, не застревать в формате. Пусть все песни будут разные, даже разных жанров, просто в нашей стилистике – делать современную музыку с учётом прошлого. Мы считаем, что на Западе 80-е и 70-е были самыми лучшими и мелодичными. А русский рок – это отдельная тема.

– И что же вы думаете по поводу русского рока? Можете отнести себя к нему?

Д.М.: для нас нет никаких рамок, мы делаем то, что нам нравится. Мы поём на русском, но это не русский рок. Просто нам кажется, что глупо петь на иностранном языке в России. Но нам бы хотелось открыть какую-нибудь новую страницу в русском роке.

М.Ф.: одна из наших целей на российской сцене – это показать, что такое настоящий рок-н-ролл. Даже не жанр музыки, а что вкладывается в это понятие. Нам кажется, что в России часто не понимают, что это такое. Это не дворовое пение и не песни с глубоким смыслом. Это ярко, сексуально, это шоу. Я не знаю в России групп, которые уделяли бы внимание шоу на сцене. Мы выступаем с девочками go-go на некоторых песнях. Ведь есть же выражение «это рок-н-ролл!». Это значит «круто!». Вот это именно тот смысл, который мы вкладываем в эту музыку.

– А что насчёт Элвиса?

М.Ф.: Элвис крут!

Д.М.: Но, не то чтобы мы прям все любим Элвиса. Мы выбирали название исходя из того, что прикольно звучит. Мы, конечно, могли бы придумать, что Viva Las Vegas как-то символизирует нас, но это всё глупости. Это просто хорошее название, которое на слуху. И хоть оно и английское, но все слова понятны. Viva Las Vegas – это что-то яркое. Лас Вегас – город вечеринок, девчонок. Это то, что мы хотим передать наше музыкой. У нас и песня есть «Девочки сходят с ума».

– И девочки сходят с ума?

М.Ф.: начинают!

– Вам всего год. Как всё начиналось?

М.Ф.: Это долгая история.

Д.М.: Но мы не будем углубляться в подробности. Была одна группа, в которой играли я, Макс, наш барабанщик и ещё один человек. Но мы поняли, что перспектив нет, начались разногласия. А я всегда хотел собрать свою группу, и пригласил Макса и Андрея, нашего барабанщика, играть в ней параллельно. В итоге первая группа распалась. Мы обсудили наши планы, цели и видение ситуации, во многом сошлись и решили продолжить. Сначала играли втроём, долго подбирали басиста. Недавно нашли клавишника и, надеемся, что состав укомплектовался.

– Вы профессиональные музыканты?

М.Ф.: у нас с образованием только клавишник. Я в 10 классе начал на гитаре играть, изучал партии. Барабанщик тоже сам всё изучал. Басист, правда, учился в музыкальной школе, но по другому направлению. Так что, самоучки мы.

– За год вы добились уже значительных успехов. В чём секрет?

М.Ф.: мы всё свободное время уделяем репетициям. По-другому успехов никак не достигнуть. Нельзя сидеть ждать, что кто-то принесёт тебе славы и денег – такого не будет.

Д.М.: у нас три репетиции в неделю, два занятия вокалом. Вокалу мы сейчас вообще уделяем много времени, потому что я до этого не пел. Некоторые коллективы не понимают, что вокал – это лицо группы, нельзя выступать с непоставленным голосом. Тем более, как мы уже говорили, мы смотрим на западный рок, а там вокалу уделяется большое внимание. Ну а по выходным мы записываемся. Так что каждый день мы что-то делаем после работы и учёбы.

– Почему вы решили вступить в Петербургский рок-клуб?

Д.М.: наш преподаватель по вокалу Елена Четвертухина состоит в Петербургском рок-клубе, и она нам посоветовала вступить, потому что это может помочь приобрести нам какие-то полезные навыки. Расширит наши возможности. Мы пришли сюда за профессиональными мнениями, советами, поддержкой и за концертами, на которых нас смогут увидеть.

– А как в вашей творческой жизни случилась Emergenza?

Д.М.: Макс подал заявку, и мы выступили. Надо было продать 50 билетов, внести деньги, возможно, это кого-то и отпугнуло, но мы решили, что надо действовать. И оказалось, что это того стоило. Тем более, один из билетов купила наш будущий менеджер Катя. У нас вообще такая политика, что надо участвовать во всём. Никогда не знаешь, во что это выльется. Ну и возможность выступить на сцене, отыграть то, что ты любишь – почему нет.

– И что у вас теперь в планах?

М.Ф.: в апреле у нас выступление в Париже в одном из легендарных клубов, где в своё время выступили молодые Deep Purple. Там будет проводиться один из этапов Emergenz-ы, а мы будем выступать в качестве гостей из другого города.

Д.М.: а пока мы плотно занимаемся записью, потому что теперь у нас многое звучит по-другому, да и записи хотим более качественные. В планах организация собственных концертов, чтобы люди пришли и круто провели время, а мы набрали новую аудиторию. Пытаемся пробиться на различные фестивали – лето хотим использовать по максимуму, потому что для клубных концертов это не самое подходящее время. Ну а более отдалённые планы – покорить всех!

Анна Комаревич


Читайте также: